Подробнее... Подробнее...
Гей Сайт bluesystem.org ГЛАВНАЯ НОВОСТИ СОВЕТЫ БЛЮСИКИ ГЕЙ ЭРОТИКА БИБЛИОТЕКА ГЕЙ ЗНАКОМСТВА ФОРУМЫ ОБЪЯВЛЕНИЯ

Советы и статьи

- Советы и статьи
     - Постель
     - Любовь
     - Здоровье
     - Понять себя
     - Внешний вид
     - Coming Out
     - Люди и общество
     - Искусство и культура
     - Вокруг света
     - Евровидение
     - Религия и мы
     - Наука
     - Что нового?
- Справочник Гея >>>

Справочник Гея

Простые ответы
на сложные вопросы

Взрывной опрос !
Твой любимый в отъезде. Сколько ты готов ждать любимого, не изменяя ему?
Несколько дней
Неделями
Месяцами
Годами
Всю жизнь

и смотреть результаты

Смотреть все опросы >>

Плюсы одиночества
Вот такую странную тему решил создать, и послушать мнения форумчан на эту тему...

Читать на форумах... >>>
Подробнее
Товары для секса!
выбираем в магазинах:


сексмагазин
одинплюс
Подробнее
Подробнее...
BlueSystem > Советы и статьи > Люди и общество

Товары для секса в магазинах: одинплюс, мир оргазма

Секреты эволюции Обамы: история поддержки однополых браков президентом США

Источник: Перевод с английского Игоря, BlueSystem
Секреты эволюции Обамы: история поддержки однополых браков президентом США

Предлагаем вашему вниманию отрывки из книги Марка Соломона (Marc Solomon) "Победивший брак" ("Winning Marriage"), в которой рассказывается о том, как происходило принятие президентом Бараком Обамой решения о поддержке однополых браков:

Одной из самых больших проблем, с которыми мы столкнулись, убеждая президента изменить положение вещей, было общепринятое мнение, что открытая поддержка однополых браков все еще могла быть политически опасной. В течение определенного времени национальные опросы показывали, что поддержка однополых браков была более 50 процентов. Но изменение устоявшихся мнений в Вашингтоне - дело трудное.

Чтобы помочь в решении этой задачи, мы решили создать двухпартийную команду мечты из социологов. Нам были нужны валидаторы, которые пользовались бы достаточным уважением тех, кто находится по разные стороны баррикад, чтобы привлечь внимание политических журналистов, ученых мужей и, в конечном итоге, Обамы. Мы обратились к Джоэлю Бeненсону (Joel Benenson), главному полстеру кампании Обамы, и Яну ван Лохайзену, главному политологу Джорджа Буша, с просьбой проанализировать тенденции по вопросу свободы брака и написать совместную записку, которую мы представили бы в СМИ. Честно говоря, я не думал, что кто-либо из них ответит согласием, учитывая ту общественную роль, которую они могли бы сыграть. Но они оба согласились. Они оценили результаты доступных для анализа опросов начиная с конца 1990-х годов и подготовили записку на основе своих исследований.

В среду 27 июля (2011 года, прим. Bluesystem) Бененсон и ван Лохайзен представили результаты своих исследований собравшимся в Национальном пресс-клубе журналистам. Эван Вольфсон (Evan Wolfson - основатель и президент американской национальной кампании за равенство брака Freedom to Marry (За свободу заключать браки), прим. Bluesystem) сообщил предысторию и рассказал о пути к цели. Оба полстера подчеркнули факт исторического роста поддержки равенства брака; ни одна социальная проблема не получала такую поддержку с 27% в 1996 году до твердого большинства в 2011 году. И, по их мнению, это не было связано с простым преобладанием более молодых избирателей, поддерживающих свободу брака. Рост поддержки отражал также переоценку ценностей избирателями почти всех социальных групп, которые рассматривались социологами: демократами, независимыми и республиканцами, людьми всех возрастных групп, людьми большинства конфессий и т.п.

Социологи развенчали представление о том, что противники однополых браков более мотивированы к участию в голосовании, потому что они более заинтересованы, и подчеркнули то, что "поддерживающие однополые браки люди чувствуют себя столь же уверенно в этом вопросе, как и их противники, и это то, чего не было в недавнем прошлом".

Наконец, они акцентировали внимание на том, что, учитывая демографические данные, поддержка будет развиваться только в одном направлении. "Так как сейчас американцы в возрасте 40 лет представляют большинство среди избирателей, их взгляды станут доминирующими".

Эффект быт точно таким, на который мы рассчитывали. На сайте Politico была опубликована статья под заголовком "Социологи Буша и Обамы видят "драматический" сдвиг в сторону однополых браков", которая начиналась так: "В новой, посвященной выборам аналитической записке, предназначенной для формирования решений политиков по вопросу однополых браков, главные социологи президентов Джорджа Буша и Барака Обамы совместно утверждают, что поддержка однополых браков становится все более безопасным политическим мотивом и будет в ближайшие годы "доминировать" на политическом ландшафте".

Продолжением этого стал неофициальный медиа-салон, организованный политическим комментатором лесбиянкой Хилари Розен (Hilary Rosen), на котором присутствовали Джоэль и Эван. Также в мероприятии приняли участие некоторые из ведущих политических журналистов и колумнистов Вашингтона: Руф Маркус из Washington Post, Рон Браунштейн из National Journal и многие другие. В последовавшей за этим колонке, озаглавленной "Хорошая политика однополых браков", Маркус написал, что "данные должны обнадежить, что Обама не совершит политическое самоубийство, совершив эволюцию своих взглядов, что, как он хорошо понимает, неизбежно. В политике 2011 года вопрос выживания не принуждает быть в оппозиции к равенству брака".

***

14 декабря Эван отправился в Белый дом на вторую встречу с Валери Джаретт. В это время он испытывал чувство благодарности за повышенное внимание администрации Обамы к проблемам ЛГБТ и за твердую позицию о неконституционности Закона о защите брака (Defense of Marriage Act - DOMA) и за поддержку закона (Respect for Marriage Act) о его отмене, представленного ранее в этом году. Но Эван был там не только для поздравлений. Он был там для того, чтобы убедить президента в необходимости завершить ранее начатую работу и добиться поддержки Обамой однополых браков.

"При всем уважении, пока это не будет сделано, кредит доверия не будет получен", - сказал Эван в беседе с Джаретт.

В ответ она подчеркнула позицию президента по вопросам ЛГБТ, в том числе смелые действия по отмене DOMA.

"Вы собираетесь остановиться на этом? - спросил Эванс. - Вы не даже не хотите добиться полного эффекта по этому вопросу".

Эван поделился результатами исследования Бененсона и ван Лохайзена и сказал, что он твердо уверен в том, что поддержка однополых браков будет преимуществом в избирательной кампании президента. Таким образом можно было бы мотивировать более молодых избирателей, которые хотели быть с ним, но испытывают чувство разочарования в течение последних четырех лет. Кроме того, позиция президента уже была слишком "прогейской" для того, чтобы рассчитывать получить голосов тех, кто является убежденным противником однополых браков.

Эванс также сказал, что более через год после заявления президента о том, что его взгляды меняются, это заявление оказывается недостоверным. Это не может быть политически умным решением во время избирательного сезона.

Джаретт рассердилась, услышав о недостоверности заявлений Обамы.

Затем Эван перешел к тому, как гипотетически президент мог бы открыто поддержать однополые браки, если бы решил сделать это. "Понравилось бы мне, если бы президент пришел на какое-нибудь мероприятие, организованное Freedom to Marry? Абсолютно, - сказал Эван. - Или если бы меня пригласили в Овальный кабинет, чтобы сделать совместное заявление? Конечно. Но это не то, что нужно делать". "То, что президенту нужно сделать, - утверждал Эван, - это сесть и дать интервью в диалоговой форме с обнадеживающим посылом и объяснить свою позицию американскому народу".

Рассказать о гей- и лесби-парах, с которыми президент общался в своей жизни, и о той любви и преданности, которую он увидел в их отношениях. Рассказать о размышлениях президента и первой леди по этому вопросу и о том, почему они разрешили свой внутренний конфликт в пользу свободы брака. Это было бы искренне и стало бы примером для многих американцев, которые находятся на пути раздумий.

Джаретт слушала Эванса внимательно и проявляла заинтересованность его словами. Однако она не раскрыла свои карты по вопросу, будет ли убеждать президента поступить подобным образом.

Аналитическая записка социологов и последующие публикации в прессе произвели фурор, но к зиме 2011 года, когда выборы становились всё ближе, еще было совсем не ясно, выступит ли президент в поддержку однополых браков до выборов. Влиятельные демократы, которых я знал, полагали, что президенту не стоит этого делать. В конце концов, президент был осторожен по натуре. По информации, полученной от одного инсайдера, избирательная кампания более всего была направлена на привлечение белых демократов - "голубых воротничков" в "ржавом поясе" - в таких штатах, как Огайо, Мичиган и Пенсильвания, которые являются не самыми лучшими для нас с точки зрения демографии.

Я, со своей стороны, не мог представить, как президент может идти на выборы, оставаясь все еще окончательно не определившимся по этому вопросу. Во время избирательной кампании ему не удастся избежать интервью в прессе, дебатов и тому подобного. Неужели он действительно скажет во время дебатов с кандидатом от республиканцев, что спустя 19 месяцев он все еще раздумывает? Это выглядело бы как что-то совсем не внушающее доверие. Кроме того, следовало помнить о еще одном важном моменте: молодые избиратели, голоса которых имели решающее значение для победы в 2008 году и в голосах которых Обама нуждался в 2012 году, были разочарованы и могли остаться дома и вообще не принять участие в голосовании. В отличие от любого другого вопроса вопрос о равенстве брака мог бы вдохновить более молодых избирателей. Таким образом, если бы президент объявил о своей позиции в поддержку однополых браков перед выборами, это могло бы победить нежелание более молодых избирателей идти на выборы. Я полагал, что президент встанет на нашу сторону, и даже поспорил на коктейль с репортером из Huffington Post, что Обама объявит о своей поддержке однополых браков весной.

Мне казалось, что нам нужен другой, еще больший общественный стимул. Так я пришел к идее, что нужно нацеливаться не непосредственно на президента, но, тем не менее, воздействовать на него: пункт, посвященный свободе брака, включенный в платформу партии, был утвержден на Национальном съезде Демократической партии. Я знал, что наиболее влиятельные демократы, включая тех, кто относился к ЛГБТ-сообществу, не хотели бы напрямую оказывать влияние на президента. Настало время сплотиться вокруг него и добиться его переизбрания, не заставляя его делать большего. Но платформа была косвенной целью, мы оказывали давление на партию, а не на президента. Конечно, со времен Клинтона партийная платформа демократов в значительной степени находилась под контролем кандидата в президенты от Демократической партии. Нужно было убедиться, что платформа синхронизируется с позицией кандидата, по крайней мере, по такому важному вопросу, как этот. Так что я знал, что это будет точкой давления.

Я также понимал, что мы могли бы проводить серьезную, сильную кампанию, которая может сделать положение дел сложным для кампании Обамы и Национального комитета Демократической партии (Democratic National Committee - DNC). Предстоит официальный процесс утверждения платформы. Он будет включать в себя слушания по всей стране, а затем Редакционный комитет платформы даст рекомендации по подготовке полного варианта, который будет рекомендован для ратификации 5,556 делегатам. Опросы показывали, что 70% демократов были с нами, и я полагал, что среди демократов, которые будут делегатами на съезде, число поддерживающих нас может быть около 90%. Прекращение агрессивной поддержки нашего пункта платформы может иметь реальную политическую цену; люди Обамы должны опереться на что-то, чего может хотеть подавляющее большинство делегатов, и на то, что могут поддержать более молодые избиратели.

Было еще одно обстоятельство: Национальный съезд Демократической партии мог стать скучным мероприятием. Пресса ищет любое противоречие или драму. Этот вопрос мог бы стать именно тем, что нужно прессе.

Моим главным опасением было то, что это может повредить президенту, которого я поддерживаю и который сделал так много хорошего для нашего дела. Freedom to Marry провела свой собственный опрос и анализ электората, привлекая к этому даже ведущих социологов Обамы, но если бы более глубокое исследование кампании Обамы показало, что открытая поддержка однополых браков была бы вредна для него (этот аргумент выдвигали многие, включая многих представителей гей-сообщества), мы бы поставили президента в неудобное положение. Он должен был бы либо отклонить то, что волновало многих из его электоральной базы - как геев, так и гетеросексуалов, или сделать что-то, что могло бы навредить ему в электоральном смысле. Кроме того, я пережил президентские выборы 2004 года, когда движение за брак стало козлом отпущения за проигрыш Джона Керри. Если Обама так же проиграет с небольшим отрывом Митту Ромни вскоре после объявления о поддержке однополых браков, то на нас снова будут показывать пальцем. Это очень действовало на нервы.

Я много и трудно размышлял об этом, поговорил с несколькими приближенными лицами и обсудил это с Эваном. Я пришел к выводу, основываясь на всем, что мне было известно, что политически правильно и даже необходимо для Обамы открыто поддержать однополые браки. В течение кампании он не сможет уйти от вопросов. И придерживаться позиции неопределенности было бы просто несостоятельным. Более того, Обама уже сделал столько шагов в поддержку равенства ЛГБТ, что любой, кто мог бы сказать, что он голосовал против него из-за поддержки равенства брака, почти наверняка уже настроен против него. Наконец, моя миссия заключалась в том, чтобы продвигать дело вперед; у президента и его команды достаточно сил для того, чтобы сделать шаг назад, если они этого захотят. Эван согласился, так что мы стали двигаться дальше.

Я понимал, что эта идея будет достаточно спорной для того, чтобы быть принятой на съезде демократов прямо сейчас, поэтому мы планировали создать движение в поддержку нашего пункта программы в социальных сетях с помощью онлайн-петиций, объявлений в Facebook и т.п. Нам нужно было добиться поддержки демократов, начиная с наших ближайших союзников, которые бы подписали обращения, - супружеских пар, родителей, духовенства и других хороших проводников нашей идеи во время обсуждения платформы по всей стране, которые потом могли выступить в прессе ближе к летним встречам по обсуждению платформы. Мы должны были использовать несколько точек давления на тех, кто работает в комитетах, разрабатывающих платформу, а затем и на отдельных делегатов с помощью различных средств, чтобы подойти к съезду во всеоружии.

Эван просто предупредил Валери Джаретт и Брайана Бонда о том, что мы запустили этот проект. Они были нашими друзьями, на которых мы хотели повлиять, а не нашими антагонистами.

13 декабря мы запустили кампанию по названием "Демократы: Скажи "Я делаю!" (Democrats: Say I Do!). Вы выпустили особый текст платформы, который, как мы надеялись, будет принят и о поддержке которого будут опубликованы новостные статьи, главным образом в ЛГБТ-прессе.

Наш долго разрабатываемый план сразу опередили события. В тот вечер Крис Гейднер (Chris Geidner), журналист издания MetroWeekly, вашингтонской ЛГБТ-газеты, обратился в офис лидера демократической фракции меньшинства в Палате представителей Нэнси Пилоси (Nancy Pelosi) и спросил, поддерживает ли она эту инициативу. Сотрудник ее офиса связался с нами, чтобы узнать подробности и сказать нам, что она поддержала инициативу и, скорее всего, объявит об этом публично. Следующим вечером Гейднер опубликовал короткую статью, в которой процитировал пресс-секретаря Нэнси: "Пелоси поддерживает этот документ". Это было значительно: Пелоси была дисциплинированна и серьезно относилась к своей роли лидера фракции. Ее присутствие на борту было сигналом для остальных, что занимать схожую позицию - приемлемо.

На следующей неделе был представлен список 35 сопредседателей кампании Обамы. Почти каждый из этого списка - от губернатора Массачусетса Деваля Патрика (Deval Patrick) до мэра Лос-Анджелеса Антонио Виллараигоса (Antonio Villaraigosa), генерального прокурора Калифорнии Камалы Харрис (Kamala Harris) и сенатора от Нью-Гемпшира Джин Шахин (Jeanne Shaheen) - открыто выступал в поддержку свободы брака. Этот список был превосходным для начала работы и для получения максимально возможной поддержки пункта программы в пользу браков и его дальнейшего распространения в прессе.

Я добился встречи с сотрудниками офиса сенатора Шахин, которых хорошо знал благодаря кампании за равенство брака в Нью-Гемпшире. Я знал, что они считали, что она не получила того признания, которого заслуживала за ее лидирующие позиции в вопросе равенства браков. Это в сочетании с ее значимостью как главного законодателя от колеблющегося штата делало ее привлекательной и потенциально мотивированной для роли первого сенатора, поддержавшего инициативу, что она с энтузиазмом и сделала.

"Если мы посмотрим с исторической точки зрения на платформу Демократической партии, - сказала Шахин в интервью Huffington Post после того, как мы объявили о ее поддержке нашей инициативы, - она всегда была концептуальным документом, описывающим направление, по которому мы бы хотели, чтобы двигалась Демократическая партия. Конечно, я думаю, что большинство из нас верит, что нужно поощрять движение партии в данном направлении". Не было никаких сомнений, что это окажет воздействие на Белый дом и на избирательную кампанию.

Журналист Крис Джонсон (Chris Johnson), публиковавший статьи на ЛГБТ-темы в Washington Blade, увидел важность этого момента и обратился ко всем коллегам-демократам Шахин в Сенате, чтобы спросить их, поддерживают ли они, как Шахин, пункт платформы об однополых браках. Подтекст был такой: хотите ли вы быть вне списка, когда он станет публичным?

Мы использовали в своих интересах поддержку газеты, объясняя сенаторам, поддерживающим текст документа, почему они должны это сделать, и говоря им, что к газете вскоре обратятся с просьбой написать статью, в которой будут названные выступившие с поддержкой сенаторы.

В пятницу 2 марта Blade опубликовала статью "22 американских сенатора призывают к включению пункта о равенстве брака в платформу Демократической партии", пояснив, что газета запросила письменные свидетельства от всех 53 сенаторов-демократов и получила 22 заявления о поддержке. В статье были цитаты из заявлений каждого из них. Джон Керри написал: "Я думаю, что это исторический момент для Демократической партии в нашей приверженности равным возможностям и нашей оппозиции к дискриминации". Сенатор Крис Кун от Делавэра просто сказал, что "конечно, равенство брака должно стать частью платформы Демократической партии".

Мэр Лос-Анджелеса Антонио Виллараигоса был назначен председателем Национального съезда Демократической партии. Один из первых вопросов, который ему был задан, был о том, поддерживает ли он инициативу с пунктом о равенстве брака. Он ответил, что твердо поддерживает эту инициативу.

5 марта руководителя избирательной кампании Обамы Джима Мессину (Jim Messina) и пресс-секретаря Белого дома Джея Карни (Jay Carney) спросили на пресс-конференции о нашей инициативе. Хотя они не сказали ничего особенного, но мне это понравилось. Теперь Белый дом и избирательная кампания Обамы никак не могли оставить этот вопрос без внимания. Нам нужно было увеличивать давление, и момент пришел.

На следующей неделе в Huffington Post опубликовали большой очерк о том, в какой сложной ситуации находится кампания Обамы в связи с инициативой по поводу платформы. Озаглавленная "Барак Обама, правозащитные гей-группы борются за платформу Демократической партии", статья рассказывала о беседах с более чем десятком партийных чиновников и активистов. В ней говорилось: "Волна поддержки, направленная на то, чтобы сделать это частью платформы, одновременно и удивила помощников, и заставила прятать и контролировать эмоции и ожидания". В статье говорилось о том, что кампания Обамы и Национальный комитет Демократической партии (DNC) "ищут пути для компромисса: продемонстрировать поддержку равенства брака, но не делать полноценного утверждения". Статья цитировала источник, который заявил, что "DNC просит защитников проявлять терпение, опасаясь того, что более широкий документ может поставить президента в неловкое положение".

В ответ мы выдвинули контраргумент о том, что отказ партии и президента от поддержки свободы брака будет иметь определенную цену.

25 марта 2012 года я смотрел утреннее воскресное ток-шоу, и мои уши навострились, когда я увидел, что Джордж Стефанопулос обратился к инициативе с нашим пунктом платформы во время интервью с главным советником Обамы Дэвидом Плуффом. Несколько месяцев назад, насколько я знаю, Стефанопулос выступил с докладом и, отвечая на вопрос, сказал, что он серьезно сомневается, что президент выступит с открытой поддержкой равенства брака накануне выборов.

"Я хочу показать первое предложение прямо здесь, - сказал Стефанополус Плуффу, показывая ему разработанный нами документ. - Согласно тексту, "Демократическая партия поддерживает полное включение всех семей в жизнь нашей нации, с равными уважением, ответственностью и защитой законом, включая свободу вступать в браки". Сейчас президент говорит, что он эволюционирует по вопросу однополых браков, но все еще против. Значит ли это, что он собирается включить этот пункт в платформу Демократической партии?"

Плуфф всегда умел избегать ответов на вопросы, на которые не хотел отвечать. "У нас даже нет комитета по выработке платформы, не говоря о самой платформе", - ответил он. Затем он ушел в сторону, сосредоточившись на разнице между заявлениями президента и республиканцев по всем вопросам равенства для ЛГБТ-сообщества.

Стефанопулос продолжал нажимать. "Почему он не может сказать, каково его мнение по этому вопросу?"

"Он сказал, что у него есть мнение, - ответил Плуфф не очень убедительно. - Как он сказал, это очень, очень важный вопрос. Это большая проблема. Он говорил об этом, вы знаете, с большой конкретностью. Мне нечего к этому добавить".

Этот диалог показал, что у нашей задумки есть серьезное будущее. Мы должны продолжать настаивать на своем.

Я связался со Стивом Гроссманом (Steve Grossman), возглавлявшим DNC при Билле Клинтоне и избранным теперь казначеем Массачусетса. Стив был нашим неутомимым сторонником во время кампании за равенство брака в Массачусетсе, и теперь я его попросил подписаться в поддержку нашей инициативы и привлечь других бывших председателей DNC.

Стив знал, что в руководстве избирательной кампанией не будут в восторге от этого, но сказал: "Будет правильно сделать это". Он был рад помочь нам и согласился связаться с бывшими председателями. К 4 апреля у нас их было четверо вместе со Стивом: недавно ушедший в отставку Говард Дин, а также Дональд Фоулер и Дэвид Вильгельм. Стив написал обзоры для газеты Capitol Hill и сайта The Hill, объясняя свои мотивы. "С моей точки зрения, - написал Стив, - сегодня происходит решающее сражение за гражданские права и права человека - как мы относимся к нашим ЛГБТ-гражданам. Сделать правильно - это та основа, на которую должна встать наша партия. Вот почему я поддерживаю Freedom to Marry, 22 сенаторов-демократов, лидера фракции Нэнси Пилоси и более чем 35000 американцев, которые настаивают на включении пункта о свободе заключать браки в платформу, которая будет принята на Национальном съезде Демократической партии в сентябре в Шарлотте".

***

Рано утром 6 мая в доме Майкла Ломбардо и Сонни Уорда раздался телефонный звонок. Сонни повернулся в кровати и увидел, что из Миссисипи звонила его мать. Сонни подумал, что она, очевидно, забыла, что в Лос-Анджелесе сейчас на 2 часа раньше, чем в Миссисипи. Когда он увидел, что на почту пришло голосовое сообщение, он решил его прослушать.

"Только что звонила твоя тетя Линда", - взволнованно сказала мать Сонни. Линда сказала ей, что смотрела программу "Встреча с прессой" (Meet the Press) с Джо Байденом. По словам Линды, вице-президент говорил о Майкле и Сонни.

Сонни был уверен в том, что произошла какая-то путаница, что это классическая сумасшедшая история, которые часто происходят в его родном Миссисипи, где живут его мать и тетя. Его мать знала, что у них в гостях был вице-президент, и она поделилась этой новостью с семьей. В результате игры в испорченный телефон эта новость стала звучать так, как будто Байден говорил о них на национальном ТВ.

После прослушивания послания Сонни не мог заснуть, поэтому он встал с постели, вышел в интернет и нашел стенограмму передачи.

Дэвид Грегори: Как Вы знаете, президент заявил, что его взгляды на гей-браки, на однополые браки, изменились. Но он против этого. Вы против этого. Ваши взгляды изменились?

Вице-президент Байден: Смотрите - я просто думаю, что хорошая новость в том, что все больше и больше американцев приходят к пониманию того, что это простая проблема. Кого ты любишь? Кого ты любишь? И будешь ли ты лоялен к любимому человеку? И то, что люди начинают понимать, - это то, что все браки, в их основе, связаны с этим, независимо от того, какой этот брак - геев, лесбиянок или гетеросексуалов.

Дэвид Грегори: Это и есть Ваше нынешнее мнение по этому вопросу?

Вице-президент Байден: Да, я так считаю.

Дэвид Грегори: А как Вы относитесь к однополым бракам?

Вице-президент Байден: Я - вице-президент Соединенных Штатов Америки. Политику определяет президент. Я совершенно спокойно отношусь к тому, что мужчины заключают брак с мужчинами, женщины заключают брак с женщинами, гетеросексуальные мужчины женятся на гетеросексуальных женщинах, потому что все должны иметь одинаковые права и наделяться равными гражданскими свободами. И, откровенно говоря, я не вижу особых различий [между гетеро- и гомосексуальными браками].

Сонни это показалось очень похожим на то, что Байден сказал у них дома пару недель назад. Байден даже похожим образом сказал о сериале "Уилл и Грейс" (Will and Grace), заявив, что сериал "возможно, сделал больше для обучения американцев, чем почти все, кто делал это до сих пор". Сонни продолжил чтение.

Вице-президент Байден: Я говорил с группой гей-лидеров в Лос-Анджелесе две недели назад. Один джентльмен посмотрел на меня в то время, когда задавались вопросы, и сказал: "Позвольте Вас спросить, что Вы думаете о нас?". И я просто подошел к двери дома этой гей-пары, которая была со своими 2 приемными детьми. Я обратился к владельцу дома. Я сказал: "Что я сделал, когда вошел внутрь?" Он сказал: "Вы подошли прямо к моим детям. Им 7 и 5 лет, и они подарили Вам цветы". Я сказал: "Я хочу, чтобы каждый американец мог увидеть в глазах этих детей любовь к вам, парни". И у них не было никаких сомнений в том, о чем идет речь".

Сонни дрожал, у него по коже пошли мурашки. Тетя Линда была права: вице-президент говорил об их семье по национальному телевидению.

Байден был таким по-настоящему искренним с ними. Он прислал фотографии после встречи и подписал одну из них для Джози: "В следующий раз мы поиграем во дворе", имея в виду ее предложение поиграть в пятнашки. То, что они действительно оказали такое большое воздействие, и то, что он говорил об их семье, было одним из самых невероятных и сильных чувств, испытанных им. Слезы заволокли глаза Сонни.

В то утро я не смотрел "Встречу с прессой", но как только интервью с Байденом закончилось, меня забросали электронными письмами с вопросами о том, что было сказано Байденом. Я внимательно прочитал стенограмму интервью, и, хотя Байден прямо не сказал, что поддерживает однополые браки, смысл его слов был понятен, и они были, конечно, намного точнее тех осторожных слов, которые обычно использовал президент. Я поговорил с Эваном Вольфсоном о том, что сказать, и, что меня не удивило, он хотел в утвердительной форме поблагодарить Байдена за поддержку. Так что мы быстро сделали заявление от имени Эванса: "Основанность на личных впечатлениях и вдумчивость, с которыми [Байден] рассказал о своем пути к поддержке свободы вступать в браки отражает тот же путь, который проделали многие американцы, познакомившись с семьями геев, открыв свои сердца и изменив своё мнение. Президент Обама должен присоединиться к вице-президенту, к бывшим президентам Клинтону и Картеру, к бывшим вице-президентам Гору и Чейни, к Лоре Буш и ко многим другим для открытой поддержки свободы заключать браки".

Белый дом немедленно взял ситуацию под контроль во избежание потерь. "Вице-президент сказал то, что ранее говорил президент: преданные друг другу и любящие однополые пары заслуживают тех же прав и поддержки, которыми пользуются все американцы, и мы выступаем против любых попыток лишить их этих прав". Но на самом деле все знали, что он пошел дальше.

В этот же день появилась статья в New York Times. Это было здорово, это не было просто заявлением от Freedom to Marry о том, что вице-президент поддержал однополые браки. Теперь это была New York Times.

На ежедневном брифинге для прессы в Белом доме пресс-секретаря Джея Карни (Jay Carney) засыпали вопросами. Позиция Карни была твердой: Байден не сказал ничего нового, и президенту нечего добавить по этому вопросу. Дополнительным испытанием для Белого дома стало четкое заявление министра образования Арне Дункана (Arne Duncan) в поддержку свободы заключать браки, сделанное во время утреннего шоу на MSNBC. Репортер ABC News Джейк Таппер (Jake Tapper) задавал вопросы Карни особенно агрессивно, заявив, что он "не хочет слушать одни и те же заявления о позиции президента по правам геев 15 раз подряд". После брифинга Таппер сказал в прямом эфире: "Вероятно, он уже принял решение, [так что] почему просто не выйти и не сказать об этом и позволить избирателям принять решение? Выглядит циничным скрывать это до завершения выборов".

В тот же день мы объявили, что Кэролайн Кеннеди (Caroline Kennedy), бывшая в числе важнейших сторонников Обамы во время президентской кампании 2008 года, присоединилась к кампании, призывающей включить пункт о браках в платформу Демократической партии. Шон Элдридж связался с ней, и она с чувством гордости присоединилась к нам.

***

В среду утром 9 мая Эван позвонил мне и сказал, что ему звонил Брайан Бонд из Белого дома. Брайан сказал Эвану, что президент сделает в этот день заявление. Он не сказал, чему будет посвящено заявление, но оно должно было быть посвящено бракам. Мы немедленно приготовили к распространению пресс-релиз, если президент сделает то, на что мы надеялись, и стали щелкать каналы на телевизоре в конференц-зале нашего офиса. Во второй половине дня я присоединился к Эвану к другим нашим сотрудникам напротив телевизора, когда Дайан Сойер и Джордж Стефанопулос прервали шоу для специального сообщения ABC News.

"Это исторический, политический и культурный момент для этой страны", - сказала Сойер.

Они перешли к ведущей утреннего телешоу "Доброе утро, Америка" (Good Morning America) Робин Робертс (Robin Roberts), показывая отрывки из большого записанного интервью, которое должно было выйти в эфир позже этим вечером. Робертс сидела лицом к лицом с президентом в Белом доме, в то время как он говорил:

"Как вы хорошо знаете, мои взгляды по этому вопросу претерпевали изменения. Я всегда был непреклонен во мнении, что американские геи и лесбиянки должны рассматриваться со всей справедливостью и равенством.

Я встал на сторону более широкого равенства ЛГБТ-сообщества. Да, раньше я считал, что гомосексуалам для защиты своих прав достаточно ограничиться гражданскими союзами. Они позволяют им решать многие вопросы юридического характера, как, например, посещение в больнице, и не чувствовать себя ущемленными в том, что считается само собой разумеющимся. Я очень внимательно смотрел на то, что для многих людей, как вы знаете, слово "брак" было чем-то, что связано с очень мощными традициями, религиозными верованиями и тому подобным.

Но я должен вам сказать, что в течение нескольких лет говорил об этом с друзьями, семьей и родственниками. Когда я думаю о своих сотрудниках, которые невероятно преданны друг другу в моногамных отношениях - однополых отношениях, которые растят вместе детей, когда я думаю о тех солдатах, летчиках и моряках, которые сражаются в разных местах от моего имени, чувствуя себя ограниченными даже сейчас, когда правило "Не спрашивай, не говори" отменено, потому что они не могут вступить в брак...

И в определенный момент я пришел к выводу, что для меня - лично для меня - важно двигаться вперед и подтвердить свою мысль о том, что однополые пары должны иметь право заключать браки".

Я посмотрел на Эвана и в первый раз c того момента, как начал работать в Freedom to Marry, мог сказать, что он был очень глубоко тронут.

Что касается меня, то было несколько реакций. На тактическом, профессиональном уровне в качестве адвоката я чувствовал себя отлично в связи с теми усилиями, которые мы приложили, чтобы заручиться поддержкой президента накануне выборов. Было много скептиков, почти все, с кем я общался, говорили, что он никогда не объявит об этом перед выборами. Другие были недовольны тем, что мы просто пытаемся что-то сделать, они были обеспокоены тем, что мы можем уменьшить шансы президента на переизбрание. Так что я чувствовал свою правоту, когда мы пошли на этот риск. Также я чувствовал, в частности, что в отношении инициативы по платформе мы начали действительно значимую кампанию.

Я также был рад видеть, что президент говорит о свободе вступать в браки в формате диалога, который мы разработали и который Эван во время одной из встреч с Валери Джаретт рекомендовал президенту для использования, когда придет нужное время. В спокойном разговоре один-на-один Обама рассказывал о гей- и лесби- парах, с которыми он имел дело, и об их любви и преданности друг другу. Он говорил о том, что хочет быть хорошим примером для своих детей. Он говорил о Христе и об уроках своей веры, рассказав о том, как это стало золотым правилом для него. Все это будет многократно повторяться по всей стране.

На более глубоком и личном уровне я испытывал чувство умиротворения, это чувство было где-то внутри: я гей, и это нормально; я был полноправным гражданином и человеком в этой стране. Президент - это всего лишь один человек, но президентство - это больше, чем все остальное, это официальный голос нации, и я чувствовал на глубоком уровне, будучи геем, живущим в Америке, что всё в порядке.

ABC News вернулось к Сойер и Стефанопулосу. Стефанопулос сказал о том, сколько людей было в Белом доме, которые не хотели бы, чтобы это произошло до выборов. "Но, - продолжил он, - президент в каком-то смысле оказался загнанным в угол". Стефанопулос говорил о комментариях Байдена и том, что президенту будут задавать вопросы вплоть до выборов. "Возможно, главной причиной было то, - сделал вывод Стефанопулос, - что председатель Национального комитета Демократической партии, лидер фракции Демократической партии Нэнси Пилоси, большинство членов Демократической партии пытались включить в платформу партии пункт о поддержке гей-браков. Так что президент столкнулся с борьбой вокруг платформы, с которой он не хотел бы сталкиваться".

Было здорово слышать это от одного из главных пиарщиков Билла Клинтона, знавшего, как никто другой, как работает Белый дом и Вашингтон.

Также по этой теме читайте:
Адам Риппон стал первым открытым геем, который представит США на зимней Олимпиаде (фото)
Иллинойс отказался от "гей-паники"
Гомофобного конгрессмена застукали на работе за сексом с мужчиной
Отец застрелил 14-летнего сына, застав его с бойфрендом (фото)
Гей-пара погибла во время отпуска по случаю годовщины своей свадьбы (фото)
Американский журналист и его супруг из России поделились трогательными фотографиями со своей свадьбы (фото)
Парень сделал предложение своему бойфренду во время бейсбольного матча (видео, фото)
Почему создатель Playboy Хью Хефнер боролся с расизмом и гомофобией
Гей-звезда стал мэром Ада и запретил гетеросексуалам въезд туда
Оливер Сиппл - гей, который спас жизнь президента США - и тем самым разрушил свою собственную (фото)

Тэги: геи сша, барак обама, однополые браки сша


Просмотров: 3,735
Рейтинг статьи: 5.00 (1)


Пожалуйста, оцените эту статью:

Эта статья находится в разделе: Люди и общество

Поделиться: Facebook ВКонтакте Твиттер Живой Журнал Bit.ly Послать эту статью другу


Комментарии пользователей (1):

Интересно.
Написал: Sunstrider, 8 дек 2014 в 18:53 [Цитировать]


Оставьте Ваше мнение/комментарий:

Текст * (максимум 1500 симв.)     Нет транслиту! Русская клавиатура
Имя *
Email
од.ин  Dва  шес.ть  цифрами *




Вверх страницы >>>
В Советы и статьи >>>
Обсудить на форуме >>>



   Случайные блюсики:

блюсикблюсикблюсикблюсик
Подробнее
Подробнее
90-летний гей рассказал о долгой борьбе со своей сексуальностью (фото)
90-летний Гектор Блэк рассказал о своей долгой дороге к камин-ауту. Он прожил долгую и интересную жизнь, будучи мужем, другом, отцом - закрытым геем, совершив coming out только в 70-летнем возрасте...


В разделе Статьи... >>>
Подробнее
Подробнее...
В США планируют выпуск секс-роботов с бионическими пенисами   Особое мнение
  в текущих
  комментариях:

Скажу откровенно. Сейчас такие парни пошли херовые, что лучше мужчина бионический в руке, чем органический. Бионический хотя бы всегда будет рядом: и обнимет когда надо и сексом займётся. А среди органических парней происходит повальное выхолащивание чувств, сейчас парням нужно только одно - секс. Никому не нужна семья, отношения или хотя бы совместное времяпрепровождение. Парни сейчас редко когда предложат совместный досуг: скажем сходить вместе в кино, в макдоннальдс, прогуляться по городу или ночью посмотреть на падающие звёзды. Только тупой дикий секс их привлекает. Конечно с бионическим мужчиной не погуляешь по городу и не посмотришь на звёзды, но думаю, что это лишь вопрос времени. В общем, есть над чем поразмыслить.

Гей каталог 
BlueSystem.Org

18+ Внимание! Данный ресурс содержит информацию на гомосексуальные темы, а также материалы, предназначенные для просмотра только взрослыми. Если Вы являетесь противником однополых отношений или данная тематика способна вывести Вас из состояния душевного равновесия, покиньте этот ресурс!
Публикация и/или упоминание на сайте ничего не говорит о сексуальной ориентации упомянутых лиц.

Находясь на этом сайте, вы подтверждаете, что вам более 18 лет и вы прочли, поняли и согласились с соответствующими законодательными актами!

Copyright 2004-2018 © BlueSystem.Org
Копирование материалов возможно только при наличии электронной ссылки на bluesystem.org
Обратная связь          Реклама на сайте          Карта сайта